Александр Клиймук (20history) wrote in foto_history,
Александр Клиймук
20history
foto_history

Categories:

История пани Лидии. Глава 14.

Оригинал взят у 20history в История пани Лидии. Глава 14.
Это произошло глубокой ночью. Стоны измученных людей, тихий плач детей и причитания стариков затихли в тот момент, когда поезд остановился. Снаружи доносились крики на немецком языке, заглушаемые агрессивным лаем овчарок. Волнение узников в тёмных вагонах нарастало. Пугала не только зловещая атмосфера происходящего, но и полная неизвестность — куда их привезли, какие испытания ждут их дальше?

Концентрационный лагерь Аушвиц-Биркенау.


Фото: auschwitz.org

Двери открылись и людей ослепил резкий свет прожекторов на сторожевых башнях. В следующее мгновение в вагон ворвались люди, одетые в полосатые униформы арестантов, и начали грубо выталкивать новоприбывших на платформу. Тех, кто не мог самостоятельно выйти и тех, кто умер в дороге, арестанты в униформах поднимали с пола и выбрасывали на улицу. Всё это сопровождалось нервными командами на немецком языке — их выкрикивали эсэсовцы, стоявшие недалеко от прибывшего поезда. Немцы подгоняли узников, били их палками, пугали собаками. Разъярённые овчарки, казалось, вот-вот вырвутся с поводков и набросятся на парализованных ужасом людей. Матери изо всех сил прижимали к себе маленьких детей, закрывали им глаза и уши в надежде спрятать детей от страшных сцен, которые разыгрались перед этими людьми той ночью.

Анна держала свою дочь Люду на руках, мать Анны была неподалёку. А вот своего отца женщина так и не смогла найти во всей этой суматохе — выезжали из Минска они вчетвером, но в Освенцим прибыли втроём. Умер ли отец Анны в дороге или его убили уже по прибытии в концлагерь, женщине узнать так и не удалось. Во всяком случае, она больше никогда не видела своего отца — дедушку маленькой Люды.

Сотни тысяч людей были отправлены в концлагерь Аушвиц-Биркенау с территории разных европейских стран. Считается, что в общей сложности с момента основания концлагеря в 1940 году и вплоть до его освобождения в январе 1945 года в лагерь прибыло около 1 миллиона 300 тысяч человек. Большинство составляли евреи из самых разных стран. Согласно планам нацистов, европейские евреи подлежали полному уничтожению в газовых камерах. Поэтому, когда на территорию концлагеря приезжал состав с еврейскими узниками, новоприбывшие мужчины, женщины и дети, как правило, в тот же день отправлялись на смерть без какой-либо регистрации. Лишь немногим удавалось пройти так называемую «селекцию» и получить разрешение отправиться в лагерный барак, чтобы ещё какое-то время поработать для нацистов в невыносимых условиях. Их регистрировали в качестве узников, им выдавали полосатую лагерную униформу и присваивали порядковые номера, которые отныне заменяли этим людям имя и фамилию.

Кроме евреев узниками концлагеря были цыгане, которых тоже ждало уничтожение, а также заключённые других национальностей. Среди них были жители СССР — их отправляли в Аушвиц-Биркенау за различные «преступления» против Третьего Рейха. В тяжелых условиях жизни в концлагере они должны были на износ работать на предприятиях немецкой промышленности, обслуживать функционирование концлагеря и заниматься сельским хозяйством. В концлагерь отправлялись советские военнопленные, партизаны и их помощники из гражданского населения, уголовники, коммунисты, а также огромное количество ни в чём не повинных людей. Когда они становились ненужными — получали травмы, заболевали или больше не могли справляться с тяжёлой работой — их дни были сочтены.


Фото: auschwitz.org

Более двухсот тысяч детей были высланы вместе со своими родителями в Освенцим — большинству из маленьких узников никогда не суждено было увидеть мир за пределами колючей проволоки. Дети, а также старики и больные обычно недолго могли протянуть в кошмарных условиях лагеря и либо вскоре умирали сами, либо их убивали, поскольку такие узники не годились на тяжелую физическую работу.

Около полутора тысяч человек, прибывших в Освенцим морозной ночью четвёртого декабря 1943 с оккупированных белорусских территорий, стали узниками концлагеря Аушвиц-Биркенау. Среди них была Анна Бочарова с трёхлетней дочерью и матерью. Прибывших женщин и мужчин быстро разделили и отправили в разные стороны.

Новоприбывшие должны были пройти ряд процедур перед отправкой в бараки. Сначала им приказали раздеться догола и грубо срезали волосы. Волосы собирали в большие мешки и высылали в Германию на текстильные предприятия. Из волос узниц концентрационных лагерей в дальнейшем изготавливались канаты и парики; волосами набивали матрацы, отделывали одежду и мебель. Когда маленькая Люда увидела свою маму с наголо обритой головой, девочка разрыдалась — ведь мамины чёрные косы были любимой игрушкой ребёнка.

Женщинам выдали грязную лагерную полосатую униформу и деревянные ботинки. Вместе со своей одеждой узницы обязаны были сдать всё своё имущество — личные вещи в лагере были под запретом. Всё сопровождалось криками и бранью, за любой попыткой неповиновения или протеста следовали жестокие побои.

Затем набивали татуировки с номерами. Разведённую водой тушь с углём вводили под кожу грязными иголками. Пронумеровать следовало всех, кого регистрировали в концлагере, даже маленьких детей. От унижения и боли по щекам узников текли слёзы, но было велено молчать, чтобы не стало ещё хуже. Тату с номером набивали на левой руке, на хорошо видном месте. У совсем маленьких детей номер не помещался на тощей ручонке, поэтому набивали на ноге. После того, как татуировки были сделаны, арестантам было приказано забыть свои имена — отныне у них были только порядковые номера. Анна Бочарова стала номером 70 071, её дочь Люда — 70 072, мать — 70 073.

Пережить все предыдущие унижения и издевательства женщинам помогало то, что они постоянно были со своими малышами. Даже осознавая своё бессилие перед устоявшимися порядками концлагеря, матери любой ценой хотели защитить своих детей, не дать их в обиду. После того, как женщины после всех подготовительных процедур — обритые наголо и одетые в грязные одинаковые униформы — бросились к своим детям, те едва могли узнать матерей. Целью администрации концлагеря было обезличивание узников, превращение их в послушных рабов. Заключённых хотели полностью подчинить, сломать психологически, убить в них любую волю к сопротивлению. И нацисты прекрасно знали, как в таких условиях можно довести сломать любую, даже психологически сильную молодую женщину. Надо отобрать у неё ребёнка.

Разлучать матерей и детей было поручено другим узницам. Особая группа женщин в лагере занимала привилегированное положение — зачастую это были немки, которых отправили в Аушвиц-Биркенау за совершённые ими уголовные преступления, асоциальное поведение или проституцию. В лагере они получали поблажки от руководства, но взамен за это они должны были выполнять всё, что им поручат. Основной их обязанностью было наблюдение за другими узницами и наказание непослушных. При выполнении поручений эсэсовцев эти женщины проявляли всю свою жестокость. Желая выслужиться перед начальством, они постоянно кричали на других узниц и избивали их. Нередко такие побои оканчивались смертью несчастной жертвы.

У новоприбывших узниц жестоко отбирали их детей. Тех, кто добровольно не отдавал ребёнка, избивали до полусмерти. Когда со всеми протестами было покончено, плачущих детей отвели в одну сторону, а их матерей, подгоняемых ударами палок и оскорблениями надзирательниц, — в другую. Начиналась повседневная жизнь в концлагере.

Люда попала в детский барак номер 13 (изначально у него был номер 16А) в женской части лагеря Биркенау. Помимо неё в деревянном бараке размещалось одновременно около 800 детей, за которыми следила надзирательница. В помещении не было ни пола, ни туалета, ни воды — только длинные ряды трёхэтажных нар, на которых едва помещались все дети. Именно этот барак вспоминала Люда, когда она уже стала Лидией — во время заключения он казался ей гигантским.


Фото: auschwitz.org

Чтобы как-то скрасить суровую реальность детского барака, один талантливый узник нарисовал на его стенах яркие картинки о счастливой жизни: дети играют, ходят в школу и живут в мирное время. Для большинства маленьких узников эти рисунки стали последним в их жизни напоминанием о счастье.


Фото: auschwitz.org
Tags: 1940-е, Вторая мировая война, история Польши, люди
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments