Александр Клиймук (20history) wrote in foto_history,
Александр Клиймук
20history
foto_history

Categories:

История пани Лидии. Глава 13.

Оригинал взят у 20history в История пани Лидии. Глава 13.
После 17 лет разлуки Лидия, наконец, встретилась со своей матерью в 1962 году в Москве. В те немногие минуты, когда общественность и пресса оставляли мать и дочь наедине, Лидия узнавала свою историю от рождения и до трагической разлуки в Аушвице.

Девочка появилась на свет в семье Анны и Алексея Бочаровых морозным днём 14 декабря 1940 года. То есть она в действительности оказалась почти на год младше того возраста, который определил окружной врач в Освенциме, когда понадобилось вписать дату рождения ребенка в её первый польский документ. Родилась девочка на западной окраине Советского Союза — в небольшом городе Самборе недалеко от Львова. Эти территории ещё недавно принадлежали Польше, но в сентябре 1939 года, в соответствии с пактом Молотова-Риббентропа, они были присоединены к СССР.


Самбор в 1939 году. Фото: fotopolska.eu

Алексей Бочаров был родом из Курска. После Первой мировой войны семья Алексея переехала в Енакиево, где и остались жить его родители. Сам же Алексей стал офицером Красной Армии. Сначала он служил пограничником в Белоруссии, где познакомился с Анной и женился на ней, а потом с западной границы был отправлен на другой конец страны — во Владивосток. Там у молодых супругов родилась дочь Светлана. Вскоре после этого пришлось опять переезжать — Алексея снова переводили на запад, в Самбор. Существовала угроза войны с гитлеровской Германией, поэтому необходимо было укрепить западные рубежи СССР. В Самборе у Анны и Алексея родилась вторая дочь, которую назвали Людой. Анна долго вынашивала девочку, поэтому родилась та довольной крупной. Своими двумя передними зубами девочка жадно вгрызалась в мамину грудь.

Семейное счастье длилось недолго, ведь уже через полгода, в июне 1941 года Германия напала на Советский Союз и началась Великая отечественная война. Для Бочаровых она стала как гром среди ясного неба. В первые же дни войны Алексей отправился на фронт и связь с ним оказалась надолго утрачена. Оставаться в Самборе Анне было опасно — вскоре после начала войны город был оккупирован немецкими войсками. Взяв своих маленьких дочерей, она отправилась вглубь страны, в Енакиево, где жили родители Алексея. Но и на Донбассе семью не ждала спокойная жизнь. Осенью того же года регион был занят нацистами, и ко всем трудностям оккупации добавились смертельный голод и эпидемии. Последней надеждой Анны была её родная белорусская деревня Прибытки и жившие там родители. Анна надеялась, что в маленькой деревне ей и её девочкам удастся перенести все тяготы войны.

Более тысячи километров разделяли город Енакиево и деревню Прибытки. Каким-то чудом молодая мать смогла отправить в Белоруссию свою старшую дочь Светлану на поезде. Для Анны и её младшей девочки места уже не оставалось. Следующий поезд так и не пришёл — оккупационные власти отменили железнодорожное сообщение и свободное передвижение для местного населения. Более того, гестапо установило наблюдение за Анной, ведь она была женой советского офицера. Настало время принять трудное решение и покинуть Донбасс. Однажды ночью, взяв ребёнка на руки, молодая женщина тайком отправилась в родную белорусскую деревню. Пешком.

Перемещаться по оккупированной немцами территории Анне помогали советские партизаны. За это женщина тоже старалась оказать им поддержку, в чём ей помогла её маленькая дочь. В густых светлых волосах своей девочки Анна переносила тайные послания от одного отряда к другому. Бывали моменты, когда Анну ловили немцы. Но каждый раз они, к счастью, отпускали её, по-человечески сочувствуя несчастной женщине и её маленькому красивому ребёнку.

Добравшись, наконец, осенью 1943 года до родной деревни, Анна не обнаружила там ни своих родителей, ни старшую дочь, ни кого-либо из местных жителей. Прибытки представляли из себя страшное зрелище — на месте стоявших здесь когда-то домов остались лишь руины и пепел. Деревня была сожжена. Неужели все эти несколько месяцев пути были зря? От жителей окрестных деревень Анна узнала, что уцелевшие прячутся в лесах вместе с партизанами. Судя по слухам, родители Анны были среди них.

Благодаря помощи местных, женщина вскоре смогла отыскать мать, отца и старшую дочь. Вместе с партизанами они действительно укрывались от нацистов. Теперь они были все вместе — Анна, её родители и её две маленькие дочки — и вместе преодолевали всё трудности и лишения военного времени.

Жизнь в лесах с партизанами была сопряжена с постоянной опасностью быть найденными немцами, поэтому приходилось постоянно переходить с одного места на другое. Однажды во время очередного такого трудного перехода ветка сильно ударила маленькой Люде по лбу. После этого события у девочки остался шрам на брови. Но Люда не заплакала, хотя было очень больно. Детям строго настрого было велено вести себя тихо — ведь в противном случае немцы могли найти и убить всех: детей, их родителей и партизан.

Однако однажды в октябре 1943 года немцы обнаружили скрывающихся в лесу людей. Спасаясь от погони, убегавшие должны были преодолеть широкую и глубокую реку. Кому-то это удалось, но для большинства это оказалось огромным испытанием — особенно для тех, кто был с маленькими детьми. Некоторые утонули в реке. Страх быть схваченным был так велик, что некоторые женщины даже топили своих детей, чтобы спастись самим. Анна поняла, что реку ей с двумя девочками на руках не преодолеть. Она осталась на берегу.

Анну Бочарову с её родителями и детьми схватили немцы. На этот раз сострадания они не проявили и отправили всех пойманных в тюрьму гестапо в Полоцке, после чего перевели в Минск. За сотрудничество с партизанами полагался арест в качестве «политических заключённых». Гестаповцы допрашивали всех узников, пытаясь выяснить, где скрываются партизаны. Никто ничего не говорил и тогда немцы привели детей, поставили их перед женщинами и начали убивать одного ребёнка за другим, пока кто-нибудь не расколется. Среди убитых детей была Света — старшая сестра Люды. Свету убили на глазах её собственной матери. Люде на тот момент ещё не исполнилось трёх лет, поэтому впоследствии сестру она совсем не помнила.

После нескольких недель в заключении, 29 ноября 1943 года, узников тюрьмы гестапо в Минске затолкали в красные вагоны для перевозки скота и вывезли в неизвестном для них направлении. Среди полутора тысяч женщин и мужчин были Анна Бочарова, её родители и дочь Люда. Несколько дней и ночей пришлось ехать стоя, без еды и воды. В тёмных вагонах не было туалетов, поэтому справлять нужду узники должны были где придётся. В переполненном составе стоял отвратительный запах и было очень холодно. Узникам не разрешалось покидать вагон на остановках, а если кто-то умирал от голода, холода или тяжелой болезни, все остальные продолжали ехать рядом с трупом. Многие не пережили этой страшной поездки, длившейся почти неделю.

Испуганная Люда прижималась к матери, ей было очень страшно, но она не плакала — нельзя было плакать.

Четвёртого декабря поезд, наконец, остановился на своей конечной станции.
Tags: 1960-е, история CCCР, история Польши, текст
Subscribe

Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments