?

Log in

история в фотографиях
Омские кадеты в дни Февральской революции 
17th-Feb-2017 06:15 am
Оригинал взят у stariy_voin в ...офицеры случившимся были просто «пришиблены». Омские кадеты в дни Февральской революции

В замену наших офицеров,
Взамен занятий строевых
Понасылают нам «эс-эров»,
Хромых, убогих и слепых.



Ядром офицерского корпуса Русской Императорской Армии конца XIX – начала XX вв. являлись выпускники кадетских корпусов. Если, в предреволюционный период, будущий офицер проводил в военном училище лишь два – три года, то в кадетском корпусе, как правило, целых семь лет. На эти семь лет приходились часть детства, всё отрочество и часть юности, т.е. как раз тот отрезок жизни, когда формируется мировоззрение, ценности, модель поведения человека в обществе, политические взгляды.


Основной личный состав кадетских корпусов делился на две части: постоянный состав (офицеры и чиновники, в том числе преподаватели, имевшие гражданские чины) и переменный (собственно кадеты). Кроме того, в каждом корпусе были вольнонаемные служащие и прислуга, а также небольшая служительская команда, состоявшая как из солдат срочной службы, так и сверхсрочников (из последних были, в частности, так называемые дядьки, помогавшие офицерам-воспитателям в воспитании кадет).



Фото: Постоянный состав Омского кадетского корпуса.

Революция и Гражданская война стали проверкой на прочность как всей военно-учебной системы России, так и тех принципов, которые лежали в основе её учебно-воспитательного процесса, кадетского и юнкерского товарищества, взаимоотношений между постоянным и переменным составами. Крайне любопытными представляются различия в политическом поведении революционной эпохи разных групп личного состава кадетских корпусов: офицеров, гражданских преподавателей, кадет, дядек, солдат-срочников, вольнонаемных. Кадетские корпуса обеих столиц были ликвидированы большевиками в 1918 г.; корпуса, воссозданные на Белом Юге, не столько учились, сколько мыкались в хаосе эвакуаций и порой в лице старшеклассников принимали участие в боевых операциях. В отличие от них 1-й Сибирский кадетский корпус в Омске, восстановленный в 1918 г. Временным Сибирским правительством, благодаря двум своевременным эвакуациям смог более-менее нормально профункционировать в Приморье до 1922 г., в г. Шанхае до 1924 г. Поэтому его пример показателен и перспективен с точки зрения изучения влияния революционных процессов на «старую» военную школу.
Питомцы 1-го Сибирского кадетского корпуса оставили ряд воспоминаний о жизни их военно-учебного заведения в годы Революции и Гражданской войны (Д.И. Грибановский, К.М. Григоров, С.В. Марков, М. Мелик-Нубар, В.А. Соколов и др.), большей частью опубликованных в эмигрантских кадетских изданиях.



Вместе с тем имеется уникальный источник, еще не введенный в научный оборот и принадлежащий человеку, встретившему революционные события не только в возрасте, гораздо более зрелом, чем у кадет, но и в ответственной должности, а именно: рукописные воспоминания полковника А.К. Зиневича, называющиеся «Выписки из дневника бывшего директора 1-го Сибирского императора Александра I кадетского корпуса. 1916 – 1920 гг.» .Они отложились в Государственном архиве Российской Федерации в личном фонде А.К. Зиневича (Ф. Р-6125), насчитывающем 98 единиц хранения за 1900 – 1936 гг. В ГАРФ этот фонд поступил в 1946 г. вместе с другими документами бывшего Русского заграничного исторического архива в Праге.

Полковник Генерального штаба Александр Константинович Зиневич (1868 – после 1935, Чехословакия),происходивший из дворян Киевской губернии, окончил Киевское пехотное юнкерское училище (1889) и Николаевскую академию Генерального штаба (1903; причислен к Генштабу 16.01.1905 г.).Начало его офицерской службы проходило в 166-м пехотном Ровенском полку. На рубеже XIX – XX вв. А.К. Зиневич связал свою судьбу с востоком России: перевелся из армии в Охранную стражу КВЖД (1899) и, будучи в чине штабс-капитана, участвовал в Китайской войне 1900 – 1901 гг., за боевые отличия в которой получил орден Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом (1901); затем почти полгода служил в Заамурском округе Отдельного корпуса пограничной стражи. После окончания академии он проходил цензовые командования: ротой в 93-м пехотном Иркутском полку (1903 – 1904), батальоном в 14-м Сибирском стрелковом полку. Капитан Зиневич пытался строить свою карьеру поближе к родным местам: свыше трех с половиной лет служил помощником старшего адъютанта штаба Одесского военного округа (1905 – 1908), из которого перевелся в Чугуевское военное училище. Но перед Великой войной пошел на повышение опять на восток: начальником Войскового штаба Забайкальского казачьего войска (1912 – 1914). На войну он убыл в качестве начальника штаба 1-й Забайкальской казачьей бригады. В 1915 г. на фронте полковник Зиневич последовательно занимал должности начальника штаба 81-й и 18-й пехотных дивизий, наконец, командира 192-го пехотного Рымникского полка. За боевые отличия на фронте получил два ордена. 12 января 1916 г. последовало его назначение директором 1-го Сибирского императора Александра I кадетского корпуса. Хотя по своему общему образованию Александр Константинович был не кадетом, а реалистом (окончил Киевское реальное училище), тем не менее, опыт работы в военно-учебных заведениях у него имелся. За время своей службы он успел побыть и младшим офицером в Киевском пехотном юнкерском училище(1893 – 1896), и офицером-воспитателем 1-го Кадетского корпуса (1899), и преподавателем военных наук в Чугуевском военном училище (1908 – 1912) .



Фото: Первый Сибирский Императора Александра I кадетский корпус

По старшинству Сибирский кадетский корпус в г. Омске был шестым военно-учебным заведением России кадетского типа (после столичных Морского, 2-го Кадетского, 1-го Кадетского, 1-го Московского кадетского и Пажеского корпусов) и первым среди провинциальных, губернских и областных, кадетских корпусов . Весной 1913 г. корпус отметил свое столетие, в связи с чем «царским благоволением» был переименован в «Первый Сибирский Императора Александра I кадетский корпус» (01[14].05.1913) . В обиходе корпус часто называли Омским, официально он так именовался в 1907 – 1913 гг.
Временем наибольшего расцвета 1-го Сибирского (Омского) кадетского корпуса считается период директорства в нем генерал-майора (с 06.12.1911 г. – генерал-лейтенанта) А.А. Медведева:



Фото: Директор корпуса генерал - лейтенант Медведев Александр Ардалионович



1906 – 1915 годы, чрезвычайно насыщенные различными событиями, инициативами и зримыми плодами деятельности. Александр Ардалионович Медведев (1858 – 1915) добился признания столетнего старшинства учебного заведения, подготовил и провел юбилейные торжества, построил здание лазарета, тир, произвел другие улучшения.



Фото: Сокольская гимнастика на фоне строящегося здания лазарета.



В эмиграции один из воспитанников корпуса свидетельствовал: «В него стремились прекрасные офицеры-воспитатели и педагоги, и кадет окружало полное внимание и забота на каждом шагу. Самое светлое воспоминание о корпусе останется на всю жизнь у всех его питомцев, кто имел счастье находиться в стенах корпуса в эти дни» .


Фото: Директор корпуса генерал - лейтенант Медведев Александр Ардалионович



В декабре 1915 г. начальник Главного управления военно-учебных заведений генерал от инфантерии А.Ф. Забелин произвел в Омске инспекторский смотр кадетского корпуса. 6 (19) декабря, в день корпусного храмового праздника, в присутствии Забелина корпус провел большой праздничный вечер. Внешне вроде бы все было хорошо.




Фото: Начальник Главного управления военно-учебных заведений генерал от инфантерии А.Ф. Забелин



Однако в ночь на 7 декабря скоропостижно скончался «всеми любимый директор корпуса» генерал-лейтенант А.А. Медведев, а ровно через неделю столь же внезапно умер инспектор классов действительный статский советник Э.Е. Отте (1851 – 1915) .




Фото: Инспектор классов  ДСС Отте Эмиль Евстафьевич



Эти две смерти подозрительны и, скорее всего, связаны с результатами инспекторского смотра. Вероятно, А.Ф. Забелин высказал руководству корпуса свое явное недовольство. Воспоминания А.К. Зиневича свидетельствуют в пользу этого предположения.
В 1916 г. столичное и краевое начальство полагало, что вследствие торжеств, мягкости и неудачной кадровой политики бывшего директора А.А. Медведева 1-й Сибирский кадетский корпус распустился в дисциплинарном отношении (кадеты на улицах города уклонялись от отдания чести офицерам и т.п.). Полковник А.К. Зиневич, согласно его воспоминаниям, был назначен и ехал в Омск, чтобы «подтянуть» корпус. Постоянному составу военно-учебного заведения это было понятно, и он встретил нового директора чуть ли не обструкцией: квартира директора оказалась совершенно не подготовленной (даже мебели в ней не было) и т.д. Зиневичу пришлось приложить немало усилий, чтобы взять корпус в руки и начать проводить в учебно-воспитательном процессе свою волю. Благо он имел поддержку командующего войсками Омского военного округа генерал-лейтенанта Н.А. Сухомлинова, «большого противника всякой распущенности».



Фото: Командующий войсками Омского военного округа генерал-лейтенант Н.А. Сухомлинов.


Однако «лёд» в отношениях с подчиненными новому директору так до конца и не удалось «растопить». Дальнейшие революционные события не прибавили ему авторитета, и он так и остался для корпуса «чужим». Характерно, что вкадетских эмигрантских публикациях про корпус Зиневич лишь вскользь упоминается (и то не всегда), его имени-отчества или хотя бы инициалов в них нет. Между прочим, благодаря этой отчужденности,«чужеродности» Зиневича его мемуары носят ярко выраженный субъективный и критический характер, особенно в отношении офицерско-преподавательского персонала корпуса. В данном случае это положительная черта исторического источника, т.к. при общей нормальности отношений в кадетских корпусах и традиции «не выносить сор из избы» дореволюционные внутрикорпусные проблемы редко удостаивались внимания мемуаристов.Тем более, для тех, кто прошел Революцию и Гражданскую войну, они представлялись несущественными и даже ностальгически-милыми мелочами.
Политическую историю 1-го Сибирского кадетского корпуса во время Революции и Гражданской войны, исходя из таких важнейших критериев как статус учебного заведения и отношение личного состава к революционным событиям, можно разделить на десять периодов:
I. С марта по июнь 1917 г.


Корпус по инерции функционировал на прежних, дореволюционных, основаниях.
Первые три дня Февральской революции (27.02 – 01.03.1917) директору полковнику А.К. Зиневичу пришлось провести в «непрерывных собеседованиях с кадетами и корпусным персоналом», требовавшими разъяснения обстановки. По его свидетельству, «головокружительный политический переворот, в несколько дней уничтоживший вековую русскую монархию», совершенно вышиб педагогический персонал из колеи.



Фото: Омск. Дни февральской революции 1917 г.



Если гражданские преподаватели корпуса встретили свержение монархии с сочувствием и даже радостью, они стали жизнерадостны, заносчивы, преисполнились самыми радужными надеждами, то офицеры были случившимся просто «пришиблены». Педагогический комитет заседал ежедневно, и благодаря солидарности в этом отношении педколлектива не только удалось сохранить в учебном заведении полный внешний порядок, но даже ход обычных занятий не нарушился. Зато солдаты служительской команды сразу стали нести свои обязанности по корпусу вяло и неохотно, надеясь, очевидно, на скорую демобилизацию. Кадеты 3-й, младшей, роты не понимали происходившего и с детской беззаботностью продолжали шалить. Кадеты 2-й и особенно 1-й рот отнеслись к событиям «более сознательно» .



Фото: Первый учредительный съезд Западно-Сибирского совета крестьянских депутатов. 25-30 марта 1917 г.



Неизбежное признание руководством корпуса Временного правительства было встречено старшей 1-й ротой с пониманием, кадет Лузанов даже отреагировал на соответствующее сообщение директора восклицанием: «Правильно!» . Но никакого ликования по этому поводу, как в других учебных заведениях Омска, в корпусе не было .
Революция привела к перебоям в снабжении корпуса и всего г. Омска предметами первой необходимости, прежде всего, топливом и мукой. Из-за отсутствия топлива для корпусной электростанции корпус по неделям оставался без электрического освещения. Отчасти эти перебои в подвозе вызывались двоевластием, и, чтобы наладить снабжение, педсовету корпуса пришлось делегировать в образовавшийся Омский совет рабочих и военных депутатов преподавателя С.А. Жихарева. Послали своих представителей в местный совдеп и солдаты корпусной служительской команды . Снабжение корпуса более-менее нормализовалось к концу марта .
К середине марта 1917 г. педколлектив корпуса политически самоопределился. Открытыми монархистами остались трое: директор А.К. Зиневич, ротные командиры полковники Е.В. Руссет и В.И. Попов-Азотов.



Фото: Ротный командир полковник Руссет Евгений Вильгельмович




Фото: Ротный командир полковник Попов - Азотов Василий Иванович



Большинство преподавателей и некоторые офицеры, в том числе инспектор классов полковник С.Ф. Забуга, записались в Омскую организацию Партии народной свободы (к.-д.) . Зиневич вспоминал, что ему в дальнейшем не пришлось услышать в корпусе ни одного слова сочувствия к арестованной и затем перевезенной в Тобольск царской семье .




Фото: Инспектор классов полковник С.Ф. Забуга

Во второй половине марта группа педагогов (А.А. Незванов, С.А. Жихарев, А.Н. Клементьев, подполковник В.П. Петров) попыталась сместить директора корпуса, обвинив его перед новыми властями в монархизме и контрреволюционности.




Фото: Преподаватель   Незванов Александр Александрович




Фото:  подполковник  Петров Владимир Петрович



Сохранить свою должность Зиневичу помогло заступничество начальника штаба Омского военного округа генерал-лейтенанта барона А.А. фон Таубе, который увидел в выступлении вышеперечисленной четверки желание поквитаться за прошлое с неугодным начальником, в свое время поставившим «в должные рамки распущенный корпусной состав» .



Фото: Начальник штаба Омского военного округа генерал-лейтенант барон фон Таубе Александр Александрович.



Осудило политическое выступление против директора и общее собрание воспитательско-преподавательского состава корпуса, в результате четверка принесла Зиневичу свои извинения.
После этого инцидента единственное, что несколько нарушало весной 1917 г. привычное течение жизни военно-учебного заведения, – это предоставление по требованиям областных властей помещений корпуса под разного рода политические собрания, имевшие иногда «весьма бурный характер» (например, в корпусе проходил Акмолинский областной съезд учителей) .
Временное правительство взяло курс на реформирование военного образования, для чего в марте 1917 г. при Военном министерстве была создана соответствующая комиссия под председательством директора Педагогического музея военно-учебных заведений генерал-лейтенанта З.А. Макшеева, а в конце мая – начале июня 1917 г. в Москве был проведен Всероссийский съезд военно-учебных заведений .



Фото: Директор Педагогического музея военно-учебных заведений генерал-лейтенант З.А. Макшеев



Дело шло к преобразованию кадетских корпусов в военные гимназии, на основах демилитаризации и полной бессословности, в духе милютинской реформы военного образования 1860-х – 1870-х гг. Между тем, реформу эту потомственное офицерство в целом оценивало отрицательно, многие считали, что милютинские военные гимназии гасили воинский дух Русской Армии.
Воспитанники Одесского великого князя Константина Константиновича кадетского корпуса разослали по другим корпусам послание, направленное против предстоящей военно-учебной реформы:


«Споемте, братцы, гимн прощальный
Лихим кадетским корпусам.
Теперь, друзья, официально
Мы приравняемся к «шпакам» .


Прощай, кадетская ты форма,
Прощай, наш доблестный мундир,
И уничтоженный реформой,
Прощай, наш ротный командир.


В замену наших офицеров,
Взамен занятий строевых
Понасылают нам «эс-эров»,
Хромых, убогих и слепых.


Прощайте вы, смотры, парады,
Традиции старые умрут.
Не слышно будет «Звериады» ,
«Гимназией» корпус назовут.


Так сохранимте же, друзья,
Хотя в сердцах наш дух кадетский,
Пусть наша дружная семья
Не дрогнет пред реформой зверской».


Первыми откликнулись на эти строки и прислали ответ из Омска, тоже стихотворный, сибиряки-александровцы (судя по содержанию, кадеты выпускного 7-го класса). Фактически, это был призыв к духовному сопротивлению:


«В годину тяжких испытаний
Уходим мы из этих стен.
Что с ними будет – мы не знаем,
Их переделают совсем.


Не станет корпуса родного,
Но дух кадетский не умрет,
Обычай славного былого
Реформы все переживет.


Пусть самый корпус перекрасят,
В «шпаков» оденут всех кадет,
Но не умрет с кадетской формой
Наш им переданный завет.


Под серой курткой гимназиста
Кадета сердце будет жить,
И «Звериаду», как и прежде,
В священной целости хранить.


Переодетые кадеты,
Сомкнитесь дружною семьей
И в новом корпусе храните
Традиционный старый строй» .


В ряде кадетских корпусов после свержения императора начальство проявило конформизм и смогло отчасти повлиять на кадет. Так, в Вольском корпусе воспитанников вывели на парад революционного гарнизона с красными бантами, в помещениях учебного заведения немедленно сняли и спрятали все царские портреты .



Фото: Омск. Демонстрация в поддержку республики. 1917 г.



В Омске было не так. Здесь кадеты своими средствами действительно пытались сохранить на практике «традиционный старый строй». Они довольно долго игнорировали распоряжение о снятии с погон вензеля императора Александра I. Когда низшие служащие постановили убрать из корпуса все портреты и символику династии Романовых, кадеты не позволили им этого сделать.



Фото: Помещение одной из кадетских рот.



Во время богослужений в корпусном храме они по-прежнему молились о здравии Николая II и его семьи.



Фото: Церковь корпуса.




Когда воинские части Омского гарнизона готовились к новому, «революционному», параду, в корпус прислали красное знамя с надписью: «Да здравствует Свободная Россия!» .






Кадеты идти под этим стягом категорически отказались. На парад корпус вышел со своим корпусным значком, без каких-либо революционных символов типа красных бантов, розеток, цветов .



Фото: Построение корпуса со знаменем.



До конца 1916/1917 учебного года в 1-м Сибирском кадетском корпусе поддерживался традиционный порядок. Нормально окончив учебный год, кадеты разъехались на летние каникулы, а выпускной 7-й класс сразу отправился в военные училища.



Продолжение следует.



Доклад окончен.



Источник:
Шулдяков В.А. Политическая история 1-го Сибирского императора Александра I кадетского корпуса эпохи Революции и Гражданской войны (1917 – 1922 гг.)
Фотофонд ОГИК музея.
Сайт:
https://pastvu.com
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
Comments 
17th-Feb-2017 11:05 am (UTC) - Поправьте заголовок
Вводит в заблуждение. Многие решат, что речь идет об омском отделении Конституционно-Демократической Партии
This page was loaded Feb 28th 2017, 5:59 am GMT.